На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

УНИВЕРСИТЕТСКИЕ ВОЙНЫ: БИТВА ЗА КАНОН

Александр Погорельский / «Русский журнал» , 10.05.2006

Главная задача программы «Университетская библиотека Александра Погорельского» - издать на русском языке произведения отечественной и зарубежной гуманитарной мысли, необходимые для университетского образования и академической научной работы, и бесплатно разослать все изданные книги по библиотекам России.

Русский журнал: Как появился проект «Университетской библиотеки»?

Александр Погорельский: Мысль возникла давно. За годы существования СССР до советского читателя не доходил огромный пласт западной литературы. Складывались научные школы и направления, велись споры, а Россия (на уровне широкой читательской аудитории) из этого процесса была исключена. С конца двадцатых годов оказался отсечен и забыт обильный пласт и русской литературы по философии, экономике и социологии. В библиотеках всех этих книг нет, иные из них - например, сочинения Эрнста Маха - по известным причинам за годы советской власти не переиздавались ни разу. Мы решили сделать свой небольшой вклад в заполнение этой колоссальной лакуны и действовать по четырем направлениям: 1) философия, 2) социология, 3) экономика, 4) история и культурология. Издавать мы решили классические работы, которые никогда - или давно, как минимум пятьдесят лет - не выходили на русском языке, затем - не переиздававшиеся труды дореволюционных русских ученых и самое главное - переводы современных, «прорывных» работ, посвященных социальным наукам. Издательская программа задумана по меньшей мере на десять лет. Будем выпускать не менее двадцати книг в год и добиваться того, чтобы эти книги бесплатно распространялись по крупнейшим университетским и научным библиотекам России и Восточной Европы. Пока что мы успели отправить изданные нами книги в университеты Украины и Белоруссии, собираемся направить в другие страны СНГ и Прибалтику.

РЖ: Сколько библиотек вы намереваетесь охватить?

А.П.: Примерно пятьсот. Мы хотим обеспечить предельно широкий доступ к этому утраченному знанию. И подходим мы к этому фундаментально: в основном продукция, которую вы видите в книжных магазинах, - низкокачественная. Благоговейное отношение к книге утрачивается еще и потому, что книгу зачастую просто неприятно держать в руках. Мы хотим восстановить культуру книги. Скажем, наше репринтное издание журнала «Логос» имеет практически тот же вид, что и до революции. К девяти книжкам журнала, последняя из которых вышла в 1925 году в Праге, мы добавили десятую, содержащую научный аппарат и комментарий.

РЖ: Кто занимается подготовкой изданий?

А.П.: У нас по каждому направлению есть кураторы - известные в соответствующей области ученые. Александр Филиппов ведет раздел социологии, Виталий Куренной - философии, историей занимается Василий Жарков, в области же экономики мы поначалу обходились своими силами, а теперь собираемся привлечь специалиста из Высшей школы экономики. Наша миссия состоит в том, чтобы создать канон, издать книги, без которых «нельзя», без которых человека, собирающегося заниматься наукой, не существует. Борьба за канон - непростое дело: внутри научных направлений существуют противоречия, и то, что представителям одной школы кажется гениальным открытием, представителям другой может казаться чем-то совершенно ничтожным. Мы хотели максимально ограничить волюнтаризм; выбрав интересные нам направления, мы стали ориентироваться на ведущих представителей: пусть они говорят, что им кажется главным. Но научное поле едино, и некоторые работы трудно отнести к тому или иному направлению - точнее, они представляют интерес для представителей разных направлений, как, например, Р.Коллинз, на которого ссылаются все, кто может. Это - наиболее ценные работы. В первый год мы действовали исходя из своих собственных представлений, теперь же мы сотрудничаем с профессорами из российских университетов, США и Швейцарии, чтобы сделать подборку книг более полной и интересной. Сейчас у нас нет набора книг на десять лет - у нас есть принципы отбора, есть план на 2006 год, с которым мы работаем. А работа идет непрерывная, возникают новые замыслы - например, проведение конференций по уже осуществленным изданиям. В МГУ прошла конференция по дореволюционному «Логосу», сейчас планируем конференцию по современной концепции революции (после того, как мы поняли, что изданный нами Питирим Сорокин c его «Социологией революции» не очень подходит в качестве отдельной темы для конференции).

РЖ: Вы хотите восстановить традицию полноценного академического книгоиздания?

А.П.: Да, но есть и коммерческая составляющая. Мы заключили договор с издательством «Гнозис», оно занимается распространением наших книг, и нам сообщают, что книги эти расходятся. Откровенных коммерческих успехов нет, но, например, та же «Социология революции» Питирима Сорокина и «Анализ ощущений» Эрнста Маха продаются очень хорошо.

РЖ: Какие из книг, входящих в ваш план на 2006 год, вы бы назвали «прорывными»?

А.П.: Например, «Долгий двадцатый век. Деньги и власть в происхождении нашей эпохи» Джованни Арриги; это человек, который создал теорию «эйкуменизма» и новой американской империи. «Миросистемный анализ: введение» Иммануила Валлерстайна - он представляет школу, которая не оставляет наследников на Западе, и мы хотим, чтобы его наследники появились в Восточной Европе. «Национализм» Крэйга Калхуна, главы Социологический организации Соединенных Штатов. Коммерческий (в том числе) успех может иметь книга Валерия Лейбина «Постклассический психоанализ».

РЖ: Даже с учетом того, что вы выпускаете и собираетесь выпускать современные работы, вы в основном действуете «задним числом»: обращаетесь к достаточно далеко ушедшей от нас традиции, восстанавливаете «неактуальную» интеллектуальную ситуацию. Вы не боитесь, что ваши книги, что называется, не прочтут?

А.П.: Мы восстанавливаем контекст, без которого продуктивная интеллектуальная ситуация невозможна. Мы боремся за русский язык как за язык науки - если на нем не будет появляться работ, переводных и «своих», он перестанет существовать в этом качестве.

РЖ: Вам не кажется, что идеи устаревают, утрачивают практическую приложимость?

А.П.: Любая теория обладает той или иной разрешающей способностью, которая зависит от меняющихся парадигм, от конъюнктуры: теорию электричества можно объяснить и в средневековой терминологии, но терминология эта устарела, а сама теория - нет. Методология, которую та или иная теория содержит, не устаревает: она может быть применена в самых разных обстоятельствах и условиях. К тому же без знания Зиммеля и его «Философии денег» невозможно понять, что сейчас происходит на финансовых рынках - это звено в цепи. Когда-нибудь мы, возможно, сочтем, что эта книга не нужна, но сейчас она необходима.

РЖ: В философии то же самое?

А.П.: Да. Если мы хотим двигаться вперед, необходимо понять, где мы остановились. Мы издаем «Философию в систематическом изложении» - это 1909 год, вершина того, что на тот момент было достигнуто, оттуда все пошло, и этого нельзя не знать. Нельзя представить себе, что мы можем приобрести, не зная точно, что мы потеряли.

РЖ: В том, что касается отбора материала и работы с ним - то есть деятельности вполне академического толка, - не хотите ли вы задействовать масштабные структуры вроде Академии наук, Института философии, Московского университета?

А.П.: С людьми, имеющими к этим структурам отношение, мы связаны достаточно тесно. Но мы - общество реальных дел, наш издательский дом «Территория будущего» - организация частная. Мы не пользуемся поддержкой ни государства, ни олигархов, ни академической науки.

РЖ: Но разве вам помешало бы, например, если бы ваши книги делались при содействии Академии наук?

А.П.: Мы пытаемся найти свой путь несколько в стороне от официальной науки - как нашей, так и западной. Мы ищем свой облик. В таких начинаниях чем дальше от государственных структур и в принципе от государства, тем лучше.

РЖ: То, что приходится существовать на рынке и подчиняться его законам, вас не смущает? Ваш продукт не слишком коммерческий.

А.П.: Какой-то процент нашей продукции может быть коммерчески успешным, издание того же Зиммеля, как нам кажется, может быть поддержано Ассоциацией российских банков... В целом же продукт наш - да, некоммерческий, да и существуем мы не только по рыночным законам: бесплатно снабжаем книгами библиотеки, зарегистрировали домен universbook.ru, где люди смогут бесплатно же ознакомиться и с книгами, и с рецензиями на них, и со статьями, посвященными авторам этих книг. Но на рынке книги продаются по рыночной цене.

РЖ: Отмечаемый многими кризис гуманитарного знания не представляется вам угрозой всему замыслу?

А.П.: Я точно знаю, что в разных концах мира, несмотря ни на что, есть много людей, которым подобная литература на русском языке важна и интересна. Мы видим, как наш журнал «Прогнозис» запоем читают от Красноярска до Силиконовой долины. На мой взгляд, пока существуют люди, заинтересованно читающие такую литературу на родном языке, существует и страна, в которой они живут. А кризис, о котором вы говорите, социально обусловлен. Когда осуществляется диктат одной партии, содержательные доводы не нужны, нужен пиар. Когда же элиты (то есть группы, которые обладают креативными, людскими и финансовыми ресурсами, позволяющими им определять порядок вещей в той или иной области жизни) расколоты, но сохраняется некий паритет сил, возникает потребность в содержательных доводах, и гуманитарное (или, как его называют на Западе, социальное) знание делается востребованным и операционным.

РЖ: У нас так будет?

А.П.: И было, и будет - само это знание имеет непреходящий характер. Людям нужно уметь реагировать на новые явления, воспринимать их, адаптироваться к ним. Чем более развит субъект социального действия, тем больше у него шансов в этом преуспеть.

Беседовал Дмитрий Харитонов





 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100