На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

ТРУДНОСТИ ПЕРЕВОДА: 3 НЕИЗВЕСТНЫХ СТИХОТВОРЕНИЯ МАРСЕЛЯ ПРУСТА

Александра Шаповал / «Вечерняя Москва», 18.11.2013

18 ноября 1922 года скончался великий французский писатель Марсель Пруст.
Представитель модернистского направления в литературе, в первую очередь, Пруст прославился как автор семитомной эпопеи «В поисках утраченного времени». Вкладывая в произведение практически все свои силы, писатель превратился в «заложника одного романа», потратив на его написание значительную часть жизни. Роман, ставший грандиозным итогом творческих исканий писателя, был признан одним из самых выдающихся произведений мировой литературы XX века.
Конечно же, талант Пруста не исчерпывается знаменитым семитомником. Если три других его крупных произведения – «Утехи и дни», «Жан Сантёй» и «Против Сент-Бёва» - ещё как-то на слуху, то о его эссе, журналистских статьях и прекрасных стихотворениях нередко совершенно незаслуженно забывают. Во многом это происходит потому, что стереотипное восприятие писателя оказалось очень живуче в исторической памяти: при жизни Пруст обладал репутацией аутсайдера и дилетанта от литературы. Он был ярким светским персонажем, находившимся на виду в обществе, но его совершенно не рассматривали как литератора, а попытки творчества не воспринимали всерьёз, вплоть до самого крупного его романа, совершенно неожиданно обнажившего перед современниками скрытый талант Пруста.
Родился будущий писатель в Париже 10 июля 1871 года. Его семья была хорошо обеспечена: отец Адриан Пруст был выдающимся врачом-эпидемиологом, профессором медицинского факультета и советником французского правительства по вопросам здравоохранения. Родители создали все условия для того, чтобы слабый и болезненный мальчик, у которого в девятилетнем возрасте развилась хроническая астма, получал всё самое лучшее, занимался тем, что ему нравилось. Он закончил один из наиболее старых и лучших парижских лицеев, Кондорсе, славящийся своими именитыми выпускниками. Там он познакомился со многими творческими сверстниками - будущим художником-модернистом Морисом Дени, будущим поэтом Фернаном Грегом и другими. Юноша много пропускал учёбу по причине болезни, делая основной упор в обучении на литературе. Тогда же он стал вхож в модные литературные и художественные салоны.
Окончив в 1889 году Кондорсе, Пруст по настоянию родителей поступил в Сорбонну на юридический факультет, однако казавшуюся ему скучной учёбу так и не закончил. Вместо этого молодой человек устроился в газету «Фигаро», где вёл отдел светской и салонной хроники. В конце 1889 года его призвали на военную службу в Орлеан, где он провёл год. В начале 1892 года Пруст с друзьями начал издавать журнал «Пир».
В 1894 году Пруст выпустил свою первую книгу стихотворений в прозе, написанных в декадентском стиле. Однако книга осталась совершенно незамеченной. В 1895 году Пруст начал писать большой роман, но работа совершенно не шла и не ладилась. Страдания от отсутствия вдохновения и осознания своего бессилия позже были описаны в переживаниях главного героя «По направлению к Свану». Бросив работу над романом, Пруст издал сборник новелл «Утехи и дни» (1896), встреченный разгромной рецензией критика Жана Лоррена, что стало причиной дуэли между ними.
Потеряв в начале 1900-х годов любимых родителей и столкнувшись с обострившейся астмой, Пруст отошёл от общества и начал вести затворнический образ жизни. Богатое наследство позволяло ему ни в чём себе не отказывать и продолжать творческие искания. Поиски себя и своего литературного почерка вылились в «поиски утраченного времени», которые были увенчаны в названии большого романа. Работа над ним началась в 1907 году и продолжалась вплоть до 1918 года, однако и после завершения работы писатель продолжал править роман до конца своих дней. Изначально задуманные три части произведения превратились в семь – «По направлению к Свану», «Под сенью девушек в цвету», «У Германтов», «Содом и Гоморра», «Пленница», «Беглянка» и «Обретённое время». В 1919 году за роман «Под сенью девушек в цвету» Пруст получил Гонкуровскую премию. Осенью 1922 года 51-летний писатель подхватил бронхит, развившийся в воспаление лёгких и поставивший точку на его жизненном и творческом пути.

В день памяти мастера «Вечерняя Москва» предлагает вашему вниманию подборку его неизвестных стихотворений. К сожалению, на русский язык поэзия Пруста практически не переведена и найти достойные варианты непросто. Но такие переводы всё же есть, и они дают отличное впечатление о поэтическом таланте литератора. Все стихотворения из подборки были напечатаны в цикле «Портреты художников и музыкантов» в 1896 году.

«Шопен»
Шопен, ты словно море выплаканных слёз,
Круженье, виражи и игры над волной
Воздушных бабочек, стремительных стрекоз.
Мечтай, люби, чаруй, баюкай, успокой.
Мятежный страстный звук внезапно оборвёт
Поток страданий — твой немыслимый каприз,
Так бабочка легко исполнит перелёт
С фиалки скромной на причудливый нарцисс,
Но пламенный восторг всё ж полон горьких нот.
Вода озёрная и бледный лунный свет
Твой благородный лик оправили в печаль,
Но на рассвете вновь ты призываешь даль,
И солнце разольётся радостно в ответ.
Оно сквозь слёзы улыбается как прежде,
Даруя светлый луч утраченной Надежде!
(Перевод Н. И. Корди)

«Ватто»
Сумерки. Плащ голубой. В полумаске,
В тающей дымке деревья и даль.
Пыл поцелуев. Изнежены ласки,
Губы устали, воздушна печаль.

Пестрая, томная ложь маскарада
Манит улыбкой, притворно-нежна.
Прихоть ли это? Иль Мудрость? – и надо
Страсть украшать обольщеньем наряда?
Музыка. Барки. Огни. Тишина.
(Перевод И. И. Тхоржевского)

«Шуман»
В саду, счастливый звонким щебетаньем
И криками детей и тишиной,
Стоит, — измучен ранами, скитаньем,
Солдат, обманутый войной.

Взлет голубя; и вздох. Зачем жасмином
Орешник старый опьянен, грустит?
О счастье дети шепчутся с камином,
О смерти ветер тучам шелестит...

Давно ль, под шум огнистый Карнавала,
Под бешеный восторг чужих удач,
Непримиренный, плакал он, бывало?
«Она с другим, ей мил соперник, —
— Плачь!»

И слез поток, быстрей и глубже Рейна,
Катился вдаль. Давно ли берега
Звенели смехом, ласково, затейно?
Но и печаль упрямцу дорога:

«Не может быть! Кем грех её придуман!
Она со мной! Забыт измены час...»
И молния! И вечно «в первый раз»
Опять сражен, опять рыдает Шуман.

Душистый сумрак; Свежий, полный звезд!
Поток любви: задумчив, звучно-строен.
Сад в лунном блеске: полный лилий, гнезд.
– Как женщина в слезах, он беспокоен;
В мечтах ребенок; но душою воин!
Глубок и мужественно прост.
(Перевод И. И. Тхоржевского)

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100