На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

10 СТРАННЫХ, АБСУРДНЫХ И ВЕСЕЛЫХ ДЕТСКИХ КНИГ, КОТОРЫЕ ПОНРАВЯТСЯ ВЗРОСЛЫМ (И ОМБУДСМЕНУ КУЗНЕЦОВОЙ)

Ксения Молдавская / Медуза, 06.02.2018

1 февраля детский омбудсмен Анна Кузнецова, выступая на конференции в Российской государственной детской библиотеке, представила список из 16 книг, которые не рекомендуется читать детям и «даже взрослым показывать страшно». 2 февраля редакторы и издатели написали открытое письмо в защиту необычной, абсурдной, «неприличной» (на первый взгляд) и веселой детской литературы, которая помогает детям бороться с собственными страхами, неловкостью и сомнениями; а еще развивают фантазию и абстрактное мышление. По просьбе «Медузы» педагог, критик детской литературы Ксения Молдавская, подписавшая письмо, составила список из 10 «странных» детских книг, которые понравятся всей семье.

Корней Чуковский. Муха-Цокотуха, Крокодил, Тараканище, Путаница, Федорино горе

В 1928 году в классическом труде «От двух до пяти» Корней Чуковский обосновал, зачем ребенку нужны путаницы, перевертыши и страшилки: они помогают ребенку утвердить собственную нормальность (он же знает, что свинки не мяукают, а хрюкают), убедиться в устойчивости и безопасности реального мира. Однако чиновники во главе с Крупской с ним не согласились и продолжили бороться с чуковщиной, которая слишком уж выбивалась из прямолинейного и дидактического подхода к литературе. Но все же Чуковский всех противников пережил, а стихи его — «Путаница», «Тараканище», «Крокодил», «Федорино горе» — давно уже стали частью нашего культурного кода и той самой классикой, на которой растут дети.

Право на абсурд и нелинейность, кроме Чуковского, в детской литературе утверждали и обэриуты: Хармс и Введенский давно уже не вызывают разногласий в обществе, дети спокойно читают их тексты.

Радий Погодин. Земля имеет форму репы. СПб.: Детгиз, 2015

В этой книге необычно все. И название, и иллюстрации питерского художника-«митька» Александра Флоренского, и герои, и сказки о любви и поисках смысла. А вот что в этой книге совсем не странно, так это полное отсутствие дидактизма и очень теплая дружеская интонация, с которой автор обращается к читателю, — уважительная, без заигрывания и панибратства. Радий Погодин (1925–1993), писатель и художник, сумел увидеть и описать внутренний рост человека, развитие, превращение ребенка в подростка и юношу. Это ему удавалось даже в очень коротких и простых сказках.

У детских писателей, начавших публиковаться в глухие советские 1960-1970-е, предостаточно странных текстов. Чего стоят «Чебурашка» и «Пластилиновая ворона» Эдуарда Успенского или «Сказка с подробностями» Григория Остера (о «Вредных советах» мы даже не говорим).

Вадим Левин. Глупая лошадь: переводы, пересказы и подражания с английского. Мск: Махаон, 2012. Илл. Евгения Антоненкова

Эта книга стала уже почти классикой. Впервые она вышла в 1968 году — и с тех пор переиздавалась неоднократно. Харьковский инженер Вадим Левин (это потом он стал признанным поэтом, педагогом, психологом, методистом, исследователем детского чтения и отдельно — чтения билингвальных детей) не знал английского языка, но так любил английскую детскую литературу, что решил ее допридумать: сам сочинил как бы английские стишки, то есть создал литературную мистификацию. Получилось похоже и весело.

1. «Глупую лошадь» лучше читать с классическими романтическими картинками Спартака Калачева, либо с новыми остроумными иллюстрациями Евгения Антоненкова. Все остальные не соответствуют духу текста.
2. Почитайте и странные книжки Ренаты Мухи, которая спокойно себе преподавала английский язык и сочиняла незаконченные строфы, пока Левин не разыскал ее и не заставил некоторые из них дописать. Именно так родилось самое известное стихотворение Мухи «Ужаленный уж», а потом и другие, такие же прекрасные.

Олег Григорьев. Хулиганские стихи. СПб.: Амфора, 2005

Ленинградский андеграундный поэт Олег Григорьев (1943-1992) стихи писал парадоксальные. Некоторые его строки давно ушли в фольклор (например, бессмертный Прохоров Сазон, который воробьев кормил, потом бросил им батон и десять штук убил). При жизни у него вышли три тонких книжечки в «Детской литературе», буклет в издательстве «Прометей» при МГПИ им. Ленина и альбом с митьковскими рисунками. Детская литература (в основном, конечно, журнальные публикации) Григорьева подкармливала, хотя сам он себя к детским поэтам никогда не относил. Григорьев был хулиганом, дебоширом, имел две судимости — и при этом удивительным поэтом, который самые тонкие оттенки умел передавать простыми, порой грубыми инструментами. Его стихи могут вызвать впечатление хаоса, но на самом деле они — о поиске гармонии.

Лучше всего Григорьева читать с иллюстрациями Николая (Дяди Коли) Воронцова. Остроумный художник соответствует остроумному поэту почти идеально.

Артур Гиваргизов. Генералы. М.: Самокат, 2011

Артура Гиваргизова часто называют наследником обэриутов: больно уж он парадоксальный и непедагогичный. Можно сказать и так, хотя на самом деле, конечно, традиция, на которую опирается Гиваргизов, гораздо обширнее: в его произведениях можно услышать отзвуки средневековых городских праздненств, увидеть вспышки озарений бурных шестидесятых, найти припрятанные «секретики» других эпох. И при этом Артур Гиваргизов абсолютно современен. К тому же, он — учитель музыки — великолепно умеет слышать голоса новых течений. Сбивающиеся ритмы, удивительные ассоциации, ни на кого не похожие рифмы — Гиваргизов может поразить или даже шокировать, но читать его надо обязательно. Есть подозрение, что голос Гиваргизова — это голос будущего.

Артур Гиваргизов — составитель книжных серий «Пестрый квадрат» и «Город мастеров», куда входят произведения самых интересных детских и подростковых писателей. Это Валентина Дегтева, Николай Назаркин, Павел Калмыков, Светлана Лаврова, Дина Бурачевская, Наталья Евдокимова и другие.

Ая эН, Юлиан Юсим. Сказки Синего Сумрака. М.: Серафим и София, 2017

Живущий в Германии художник Юлиан Юсим нарисовал серию из 12 картинок-перевертышей, на которых осел превращался в сурка, слон оборачивался двумя лебедями и так далее. Какой-то немецкий автор снабдил эти картинки текстами — и получилась книжка. Но когда Юсим привез книгу в Россию, наши издатели не захотели механически переводить необязательные немецкие сказки, решив связать тексты с картинками еще плотнее. Справиться с этой задачей могла только Ая эН — парадоксальнейшая из наших современных писательниц, к тому же кандидат физико-математических наук. Она сумела не только придумать философскую сказку-перевертыш к каждой картинке-перевертышу, но и настояла на верстке, благодаря которой текст поворачивается вместе с картинкой.

1. Это сказки не для малышей, а для ребят лет 7-8, у которых уже начала формироваться философская система и абстрактное мышление.
 2. Стоит читать и другие вещи Аи эН: и смешные «Фирифки» (физика в рифмах), и лирическую «Елку, которая пароход» и, жизнеутверждающую «Библию в SMS-ках», и, конечно, нашумевший фантастический философский сериал «Мутангелы».

Мария Ботева. Мороженое в вафельных стаканчиках. М.: КомпасГид, 2015

Писательница Мария Ботева напоминает жителя Муми-Дола: она немножко Муми-Тролль, немножко Снифф, немножко Снусмумрик. И вот представьте себе, что все эти персонажи живут здесь и сейчас. Они маскируются под обычных людей, наших сограждан и современников, но стоит приглядеться — и вот он, настоящий Муми-Дол, прекрасный, мудрый и уютный в своем легком безумии.

Повести Марии Ботевой предназначаются для читателей среднего и старшего подросткового возраста.

Марина Москвина. Блохнесское чудовище, или Жизнь и приключения милиционера Караваева. Екатеринбург, У-Фактория, 2002

Это книга появилась как раз в то время, когда прекрасная Марина Москвина переходила из разряда детских писателей во взрослые. До «Путешествия на Аннапурну», «Романа с Луной», «Гения безответной любви» еще надо было дожить, но «Что случилось с крокодилом», «Голова профессора Шишкина», «Моя собака любит джаз» уже были написаны. «Блохнесское чудовище» — это и обращение к уютному миру семьи, и предчувствие будущих удивительных путешествий, и сказочный реализм, и бытовая мистика, и, главное, удивительное писательское мастерство. И еще: лучшая в мире награда — мысленная медаль — впервые появилась именно в «Блохнесском чудовище».

Марина Москвина обладает уникальным писательским зрением. Людям, которые хотят писать, необходимо прочесть ее книгу «Учитесь видеть! Уроки творческих взлетов» — из нее немножко становится понятно, как все это сделано.

Тим Собакин. Песни бегемотов. М.: Дрофа, 2000

Тим Собакин — очень странный писатель: много ли вы видели нежнейших лириков-абсурдистов? А Собакин как раз такой, и его бегемотские песни — тому подтверждение. Необычный мир, в котором летающие бегемоты — это поющие предвестники весны, увлекает, завораживает, ставит в тупик и бесконечно радует. Никакой прямолинейности. Стихи Собакина — чистая, почти идеальная игра в волшебство, перевертыши и бессмыслицы, при этом наполненные лирикой и философией. Впрочем, люди, выросшие на публикациях Собакина в легендарном журнале «Трамвай», и так это прекрасно знают.

Тем, кто полюбил стихи Тима Собакина, должны понравится и тексты его сверстника и однокашника по писательскому объединению «Черная Курица» Михаила Есеновского.

Дина Бурачевская. Как будто. М.: Эгмонт Россия, 2017

Как правило, озорные стихи для детей сочиняют мужчины. Писательницы иногда пытаются выдать что-то хулиганское, но чаще получается даже не киножурнал «Ералаш», а нечто дидактичное и тоскливое. Так что самое необычное в сборнике Дины Бурачевской — то, что ей озорные стихи удаются просто прекрасно. Дина Бурачевская не озорничает специально и натужно, она просто бурлит, фонтанирует, описывая то, что видит, что чувствует, о чем мечтает. Озорство Бурачевской — это полнота жизни, искренность и восторг. Каждый, кто живет и радуется, хотя бы в одном стихотворении обязательно узнает и себя.

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100