На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

ГОРЬКОГО В КАЗАНИ СПАС СТОРОЖ-ТАТАРИН, А ТУРГЕНЕВ И ТОЛСТОЙ ЧУТЬ НЕ ЗАСТРЕЛИЛИ ДРУГ ДРУГА

Елена Чернобровкина / Бизнес-Онлайн, 08.06.2018

Заполненный до отказа зал встречал накануне в доме-музее Василия Аксенова известного писателя Павла Басинского. Поклонники его творчества и корреспондент «БИЗНЕС Online», затаив дыхание, слушали рассказы о том, что в дореволюционной России Лев Толстой был популярнее царя и как Алексей Пешков в казанской пекарне, сидя на мешках с мукой, читал Шопенгауэра.

ДЕТЕКТИВ, ПИРАТЫ, НОЧНОЙ САД

Зал в казанском Доме-музее Василия Аксенова вчерашним вечером был заполнен до отказа. Так что организаторам встречи с известным российским писателем, литературоведом, литературным критиком, одним из главных специалистов по классической русской литературе Павлом Басинским пришлось искать по кабинетам дополнительные стулья. Оказалось, что 99,9%, ну, пусть 99% почитателей Павла Валерьевича – женщины, мужчин в аудитории можно было сосчитать по пальцам одной руки. Напомним, что писатель приехал в Казань в рамках проекта арт- резиденции, которая с осени прошлого работает при поддержки казанской мэрии и гостями которой являются известные российские и зарубежные писатели.

Ведущий встречи писатель Ильдар Абузяров немного рассказал о госте, напомнил о его книгах про Льва Толстого и Максима Горького – писателях, судьба, творчество и имена которых связаны с Казанью. Причем книга «Лев Толстой: бегство из рая» в 2010 году была удостоена первого места в Национальной литературной премии «Большая книга». А за книгу «Святой против Льва. Иоанн Кронштадтский и Лев Толстой: история одной вражды» в 2014-м Басинский получил премию правительства России в области культуры.

Конечно, творчество Басинского не ограничивается только двумя, пусть и великими, писателями. Известен, например, его смелый литературный эксперимент по созданию «универсального русского романа». Книга так и называлась – «Русский роман, или Жизнь и приключения Джона Половинкина», и включила самые разные жанры – от детектива до любовной истории, от политического романа до приключенческого.

Примерно таким оказался и вечер встречи в Казани: он тоже, как разноцветный калейдоскоп, включил в себя детективный рассказ о несостоявшейся дуэли двух великих писателей, повесть о пиратских замашках Толстого и о драматических приключениях Максима Горького в ночном саду.

НЕСОСТОЯВШЕЕСЯ САМОУБИЙСТВО

Басинский рассказал о почти фантастических фактах: Горький, отстав ровно на 40 лет, повторял путь Толстого. Родился на 40 лет позже. В Казань приехал тоже на 40 лет позже. В Казани он жил с 1884 по 1888-й, и за эти четыре года влюбился в город. Горький писал: «Физически я родился в Нижнем Новгороде, духовно в Казани. Казань – любимейший из моих университетов».

Но именно здесь, в любимой Казани, Максим Горький, то есть тогда еще Алеша Пешков, пытался покончить с собой. «Неудачно или как раз удачно», – пошутил Павел Валерьевич. Выбрав подходящее место на берегу Волги за оградой монастыря, впавший в депрессию 19-летний Пешков выстрелил из ружья в себя и прострелил легкое. Рана была не смертельная, но у него загорелось ватное пальто. Спас Алексея сторож-татарин – он и пальто потушил, и полицию вызвал, которая отправила «стрелка» в больницу. Операция по извлечению пули прошла успешно. Басинский заметил, что этот момент несостоявшегося самоубийства очень важен в биографии Горького.

Сравнивая Толстого и Горького, писатель напомнил, насколько по-разному начинался их путь. Толстой из семьи родовитых дворян, а Горький до фигуры огромного масштаба дорос с нуля. Когда умерла его мать Варвара, дед отправил его «в люди» – извини, но иди и теперь зарабатывай сам. И он идет – работает посудником на пароходе, грузчиком, в Казани устраивается в пекарю – в том самом здании, где сегодня музей и где вполне можно ощутить атмосферу 80-х годов позапрошлого века. «В пекарне Горький месит тесто. Это очень тяжелая работа, – рассказывал Басинский. – Насыпать в чан муку, налить воду и месить тесто. Это просто такой тяжелый физический труд, для этого нужна очень сильная мускулатура. А в перерывах, пока пекутся эти булочки, кренделя и так далее, он сидит на мешках с мукой и читает. Когда я узнал, что он читал... Ну ладно бы, там Маркса или „Исторические письма“ народника Петра Лаврова, — это тогда все читали, — но он читал Шопенгауэра! Сложнейшего философа и абсолютнейшего пессимиста!»

Страшно разочаровался Горький в крестьянстве. Басинский говорит: «Это очень сложный вопрос. Горький крайне отрицательно высказывался о русском крестьянстве». И это тоже имело источник в Казани – в 1888 году Пешков вместе с народником Ромасем отправился в село Красновидово под Казанью, где проповедовал народнические идеи мужикам. А те сожгли лавку, под прикрытием которой «проповедники» несли светлые идеи в народ. Мало того, «лавочников» чуть не убили. Басинский рассказал: «Они бегут оттуда, и Горький страшно зол, раздражен – эта масса не воспринимает никаких новых идей!» Вообще-то, сегодня, спустя почти полтора века, тоже можно услышать подобные жалобы на народ ...

В 1890-х годах Горький решил познакомиться с Иоанном Кронштадтским, настоятелем Андреевского собора в Кронштадте, человеком суперпопулярным, целителем, праведником. Куда бы ни приезжал отец Иоанн, вокруг него вырастали толпы народа, все хотели его увидеть, прикоснуться к нему. «А Горький был любопытен, – говорит Павел Валерьевич, – и как он пишет в своем очерке об Иоанне Кронштадтском, проник ночью в сад, где тот отдыхал, и задал ему вопрос о происхождении зла. Если Бог само совершенство, сама доброта, зачем он создал зло? Иоанн Кронштадтский страшно рассердился: ты кто? солдат, студент? Как ты смеешь такие вопросы задавать? Иди в церковь!»

Басинский признался, что был в сомнении – не придумал ли этот эпизод сам Горький? Но одна деталь эти сомнения разрешила: Горький пишет, что отец Иоанн ел в саду финики. А он в самом деле любил сладкое и позволял себе порой финики, апельсины – об этом Горький вряд ли знал...  

ТУРГЕНЕВ И ТОЛСТОЙ – НЕСОСТОЯВШАЯСЯ ДУЭЛЬ

Рассказал Басинский и о сложных отношениях Толстого с Иваном Тургеневым.

«После Крымской кампании, Севастополя Толстой уже известный начинающий писатель. У него опубликована автобиографическая трилогия „Детство“, „Отрочество“, „Юность“, а главное – „Севастопольские рассказы“. Они имели огромный успех, в том числе при дворе... Их прочитали и Александр II, и Александр III — подростком он просто обливался слезами над этой книгой... А Тургенев — уже живой классик, безусловно, писатель номер один (к слову, в ноябре этого году 200 лет Тургеневу, вот этот юбилей нам бы не прозевать).

Тургенев с восторгом принимает ранние публикации Толстого... А тот, в свою очередь, посвящает Тургеневу кавказский очерк „Рубка леса“. И когда приезжает в Петербург, Тургенев начинает его патронировать, что называется, как дядюшка племенника. Он даже живет у Тургенева...» Но характер Толстого далеко не сахар: «Он ведет себя в молодости невозможно, крайне вызывающе, возвращается под утро... А главное, не дает Тургеневу патронировать над собой... Толстого нельзя было опекать, это совершенно невозможно было».

И вполне ожидаемо возник конфликт: в 1862 году Тургенев рассказывает о своей внебрачной дочери Полине, которая живет во Франции и занимается благотворительностью: забирает платья у бедняков, чинит его своими руками, а потом возвращает. И тут Толстой говорит, что это гадость, когда расфуфыренная барыня латает платье бедняков. «Конечно, этим он Тургенева смертельно обидел, – сказал Басинский. – И они должны были драться. Но Тургенев повёл себя несколько малодушно. И слава богу! А то бы еще застрелил один другого».

Также Басинский рассказал эпизод, который непременно бы порадовал Пиратскую партию. Дело в том, что великий писатель Толстой хотел вообще отказаться от авторских прав на свои книги, и только после жесткого конфликта с супругой пошел на компромисс, согласился, чтобы ей принадлежали права на публикации до 1881 года, то есть до года своего духовного переворота. А все, что после – бесплатно, «всем, даром, и пусть никто не уйдет обиженным». «Это узаконенное пиратство, – прокомментировал Басинский. – Вот Толстой первый раз публикует свое сочинение новое, отдает какому-то журналу или газете... Оно там появляется – а дальше может перепечатывать кто угодно, безвозмездно и не спрашивая разрешения».

...Конечно, в ходе двухчасовой встречи прозвучало еще немало интересного. Что ж, читайте книги Басинского. И можно будет услышать его на Летнем книжном фестивале, который пройдет в парке «Черное озеро» в Казани 10−11 июня. Писатель пообещал четырехчасовую (!) лекцию «Горький и Толстой – парадокс биографии».

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100