На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

КНИГОЧЕИ ПРОШЛОГО. КАК НИЖЕГОРОДЦЕВ К ПЕЧАТНОМУ СЛОВУ ПРИСТРАСТИЛИ

Алексей Николаев / Аргументы и факты, 11.11.2020

Фофановы горы и печатник-беженец
Первые книги в Нижнем Новгороде принадлежали монастырям и были духовного содержания – многочисленные «Жития», «Прологи» и «Поучения». Книжного рынка, куда можно было прийти и купить себе чтение, в Нижнем в XV – XVII веках не существовало. Состоятельные горожане заказывали переписывание понравившихся книг мастерам.

Среди любимых местных авторов XVII века – старец Печёрского монастыря Павел Высокий (скончался в 1383 году), живший при конюшенном дворе и писавший душеспасительные истории. Остались названия некоторых его книг – «Како жить крестьяном», «Послание от отца к сыну».

Но особенно популярны были произведения светские, где описывались исторические события и похождения героя, в том числе любовные. Нижегородский служилый дворянин Ждан Петрович Болтин по полному праву может считаться первым русским мемуаристом, он описал в своём «Хронографе» эпоху Смуты. Списки этой книги намного пережили автора. Ими пользовались в работе историк Николай Карамзин и писатель Павел Мельников-Печерский.

Некоторые краеведы утверждают, что были в монастырских и частных библиотеках и книги «нижегородской печати». Именно к нам в смутном 1611 году бежал государев печатник Аникита Феофанов, который захватил с собой уцелевшие в пожаре части печатного станка – штанбы.

В Нижнем печатника стали называть Фофановым и помогли ему отлить шрифт. Поселился он за Волгой на песчаных буграх пониже Бора. Краеведы предполагают, что «друкарня» Фофанова действительно сумела издать несколько церковных «Псалтырей» и «Часовников», которые осели в местных собраниях, но не дошли до наших дней. А в 1613 году русский царь Михаил Романов вернул печатника в столицу вместе со всеми «снастями». На память современным нижегородцам остались Фофановы горы.

Местный Дон Педро
Книга для наших прадедов не всегда была источником мудрости и способом проведения досуга. Иногда она становилась инструментом борьбы. Жил в Нижнем в годы правления императрицы Екатерины II директор Государственной экономии Пётр Иванович Прокудин. Должность его была второй после губернатора, но жил Прокудин намного роскошнее первого лица губернии. Говорили, будто прокудинские шикарные покои, экзотические обеды на дорогих сервизах и зимний сад с фруктами – следствие взяток и воровства.

И вот осенью 1794 года в московских книжных лавках появилась книжица «Дон Педро Прокодуранте, или Наказанной бездельник». Было обозначено, что произведение – «перевод с гишпанского на российский». Книга была отпечатана в университетской типографии и содержала злой памфлет на небезызвестного в Москве нижегородского чиновника.

Пётр Иванович узнал о комедии, когда несколько друзей прислали ему новинку. Прокудин срочно выехал в Москву, чтобы скупить и сжечь тираж, но от увольнения его это не спасло…

А между тем в конце XVIII века в Нижнем опять начали печатать книги. В 1791 году здесь открылась первая в Поволжье типография (казанская появилась несколькими годами позже). Приказ общественного призрения выделил тысячу рублей на устройство печатни. Сохранилась запись всех трат: 300 рублей – печатный стан с рамой, 500 рублей – набор литер, 17 рублей – чернила и прочие принадлежности, 30 рублей – бумага и 93 рубля – провоз всего этого из Петербурга до Нижнего.
Рабочий штат типографии укомплектовали наборщиком, печатником и справщиком, то есть корректором. Поместили типографию в угловой комнате первого этажа Присутственных мест в кремле. При открытых окнах шум, стук и скрип печатного станка был настолько сильным, что достигал Благовещенской площади (сегодня – площадь Минина и Пожарского). Нервные граждане старались обойти типографию стороной.

До начала XIX века печатня выпустила множество афиш, плакатов, объявлений и, конечно, книг, в том числе светского содержания. Цензура следила, чтобы на казённые деньги не издавалось «ничего противного законам и к явному соблазну клонящегося».

За книгой – в аптеку
В середине XIX века в Нижнем так и не было ни одной книжной лавки. Желающие приобрести книгу или журнал отправлялись на Покровскую в аптекарско-парфюмерный магазин, принадлежавший казанскому татарину Пендрину. В глубине магазина, за прилавками с корсетами, одеколоном, мозольным пластырем и персидским порошком, скромно стояли несколько полок с печатными изданиями. Пендрин и не скрывал прикладного значения своей книготорговли. Залежавшиеся издания шли на заворачивание популярного казанского мыла.

И тут на выручку любителям чтения приходили пара частных библиотек. Первая была открыта в 1840 году московским книгопродавцом Улитиным в компании с нижегородским кондитером Кемарским. В кофейной Кемарского в задней части помещения стояли книжные шкафы. К услугам посетителей было более 2000 книг и журналов. Если посетитель брал кофе, чай с лимоном или венские вафли, чтение было бесплатным. А вот за вынос книги и счастье почитать дома приходилось вносить абонентскую плату.

Держателем второй частной библиотеки был книжник-любитель из Семёнова Степан Меледин, или, как его звали нижегородцы, Стёпа Кержак. Его собрание даже содержало книги, изданные в XVIII веке. В родном Семёнове Степан не нашёл у жителей такой охоты к чтению, а в Нижнем – пожалуйста. Кержак был популярен и сам по себе. Нигде не учившийся, но очень начитанный, он мог поддержать любую беседу и даже вступал в диспуты. Если собеседник Кержаку нравился, то книгу можно было взять без платы. Обновлять фонды Степан Меледин не мог из-за бедности, но его собрание легло в основу Нижегородской городской общественной библиотеки.

Первую в городе библиотеку при учебном заведении открыли в 1838 году в губернской гимназии. А первая публичная общественная библиотека распахнула двери в 1861-м. При этом действовало «Общество распространения грамотности в Нижегородской губернии». Оно придумало новый способ пристрастить людей к чтению: прямо на улице в закрытых витринах выкладывались разрезанные на листы брошюры поучительного или образовательного характера. Любой мог подойти и прочитать такую книгу.

Иногда кто-то грамотный читал вслух для собравшихся неграмотных. Сначала таких «уличных библиотек» из одной книги было три, но поскольку они стали весьма популярны, а собиравшиеся толпы не давали возможности читать спокойно, число витрин увеличили до 18. Просуществовали они семь лет и закрылись в 1894 году, когда «Общество...» создало бесплатную библиотеку и читальню для горожан.
С 1894 году в городе открывались чайные-читальни, рассчитанные на бедняков, которые могли дёшево попить чаю и приобщиться к литературе. В 1900 году в Нижнем Новгороде начала работать городская Пушкинская бесплатная народная читальня, а 17 февраля 1902 года состоялись первые чтения в знаменитой чайной «Столбы», созданной по инициативе писателя Максима Горького.

Чтение очерка о докторе Гаазе собрало 420 слушателей – бедняков и бездомных Миллиошки. На следующих чтениях звучали Пушкин, Достоевский, Крылов, Карамзин, Островский, Салтыков-Щедрин, Толстой, Тургенев и другие. Всего за первый год чтения в «Столбах» посетили 12 тысяч человек. Закрылась чайная в 1904 году из-за финансовых трудностей. И что характерно – за все годы её работы не пропало ни одной книги!

«Франция» стала читальней
Не отставали в пропаганде книголюбия и крупные сёла, ставшие в ХХ веке частью Нижнего Новгорода, – Канавино и Сормово. В марте 1898 года в Сормове открыли первую бесплатную библиотеку-читальню.

Директор Сормовского завода Фёдор Фосс поддерживал тягу сормовичей к образованию и культурному досугу. В 1897 году он приобрёл деревянное здание гостиницы «Франция», оставшееся от Всероссийской промышленной и художественной выставки, перевез её в Сормово и поставил на окраине Пятака – на месте современной районной стоматологической поликлиники по улице Ефремова.

Здание называли «народной столовой», но там можно было не только пообедать. Там были библиотека, самодеятельный театр, рабочий хор, концертный зал для духового и струнного оркестров, воскресная школа для детей и взрослых, лекторий. Столовая же стала штабом революционного движения в 1905 году и была сожжена казаками.
Канавинская библиотека была открыта в 1903 году по ходатайству жителей и при помощи гласного городской думы Александра Баулина. Сначала она занимала всего одну комнату в здании мужской прогимназии и имела всего пару сотен книг. Но затем она переезжала в более просторные помещения и наращивала фонды. В 1964 году канавинской библиотеке был присвоен статус Центральной городской.

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100