На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

ОБРАЗ КРИЗИСА В НЕРУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Сергей Минаев, Ольга Шкуренко / «КоммерсантЪ-Власть» , 17.11.2008

Образ кризиса в нерусской литературе

О том, что американский кризис возник не без участия бывшего главы американской ФРС Алана Гринспена, в последнее время говорили многие. Но мало кто заметил, что у кризиса есть еще и российские литературные корни.

Как вспоминает сам Алан Гринспен, большое влияние на формирование его экономических воззрений оказала писательница Айн Рэнд, с которой он познакомился в 1952 году. В автобиографической книге "Эпоха потрясений" ("The Age of Turbulence"), вышедшей в прошлом году, он пишет*: "Общение с Айн Рэнд стало играть большую роль в моей жизни. Довольно быстро мы нашли точки соприкосновения по большинству вопросов (чаще именно я присоединялся к ее мнению), и в 1950-е годы—начале 1960-х я стал регулярным участником еженедельных собраний у нее дома... Мы поддерживали дружеские отношения до самой ее смерти в 1982 году, и я благодарен Рэнд за то влияние, которое она оказала на мою жизнь. По характеру своей работы я замыкался на фактах и цифрах, оставляя в стороне культурные и нравственные ценности. Я был талантливым специалистом, не более того. Исповедуемый мною логический позитивизм не принимал во внимание историю и литературу... Благодаря Айн Рэнд я стал интересоваться природой человека и системой общечеловеческих ценностей, размышлять о механизмах и мотивах людских поступков и идей. Это вывело мой кругозор далеко за пределы экономических моделей, которые я изучал. Я начал изучать устройство и развитие социокультурных формаций. Я понял, что экономические оценки и прогнозы зависят от знания этой сферы... Это понимание пришло ко мне благодаря знакомству с Айн Рэнд".

Бывший глава ФРС особенно подчеркивает приверженность писательницы идеалам свободного капитализма и ненависть ко всем формам коллективизма и государственного вмешательства в экономику, связывая это с тем, что Рэнд родилась в России и застала правление большевиков. Только в 1926 году ей удалось уехать из СССР в США. "Неудивительно, что Айн Рэнд ненавидела советскую коммунистическую систему, о которой она знала не понаслышке,— пишет Гринспен.— Рэнд расценивала ее как воплощение грубого коллективизма. И эпоху наивысшего расцвета советской власти писательница заявляла, что эта система внутренне порочна и неизбежно разрушится сама по себе". Гринспен вспоминает, что когда он в начале 1990-х стал свидетелем краха коммунистической системы после тяжелейшего экономического кризиса, ему было жалко, что Айн Рэнд не дожила до дня, когда исполнилось ее давнее предсказание.

Надо, однако, отметить, что Рэнд показала и картину краха американской экономики и глобального кризиса. В 1957 году вышел ее роман "Atlas Shrugged", название которого обычно переводят на русский язык как "Атлант расправил плечи", хотя точнее было бы "Атлант пожал плечами": под атлантами в книге понимаются творческие личности, на которых держится мир и которым остается только пожать плечами, видя все происходящее вокруг, сбросить с себя непосильную ношу. Алан Гринспен даже помогал Рэнд в написании этого произведения. И речь там идет о том, что под гнетом государственного вмешательства и в условиях изобилия нахлебников и проходимцев экономика рушится, творческим и высокоморальным людям остается только отойти в сторону. Показателен монолог Джона Галта, центральной фигуры романа.

"Леди и джентльмены,— прозвучал голос из радиоприемника — четкий, спокойно-неумолимый мужской голос, совсем не похожий на те, которые звучали в эфире уже много лет,— мистер Томпсон сегодня не будет говорить с вами. Его время истекло. С этого момента время принадлежит мне. Вы собирались выслушать сообщение о глобальном кризисе. Именно его вы сейчас и выслушаете... Вот уже двенадцать лет люди задают вопрос: "Кто такой Джон Галт?" Так вот с вами говорит Джон Галт. Я человек, который любит себя и свою жизнь. Человек, который не жертвует своей любовью или своими ценностями... Пока вы тащили на заклание людей, веривших в справедливость, независимость, разум, богатство, собственное достоинство, я опередил вас, я пришел к ним первым. Я объяснил им суть той игры, в которую вы играете, и вашего морального кодекса, понять которые они, будучи слишком невинными и благородными, не могли. Я показал им, как можно жить, согласуясь с иной моралью — моей. И они предпочли следовать моей морали.

Все, кто для вас исчез — это люди, которых вы ненавидели и все же боялись потерять, а отнял их у вас я. Не пытайтесь найти нас. Мы не хотим, чтобы нас нашли. Не стоит кричать, что наш долг служить вам. Мы не признаем этого долга. Не кричите, что мы вам нужны. Не кричите, что владеете нами. Это не так. Не умоляйте нас вернуться. Мы объявляем забастовку — мы, люди, живущие разумом".

Нельзя сказать, что Алан Гринспен всегда и во всем соглашался с идеями Рэнд. Писательница, например, считала, что любое налогообложение аморально: оно позволяет правительству конфисковать частную собственность, пользуясь силой. Как же тогда будет функционировать государство, которое должно в том числе обеспечить защиту самой частной собственности? Рэнд полагала, что рационально мыслящий человек, видящий необходимость в государстве, будет жертвовать на его нужды добровольно. Но, подчеркивает Гринспен, "это неадекватный ответ на вопрос. Люди обладают свободной волей. А что, если все откажутся жертвовать?"

Однако он всегда был последовательным защитником капитализма свободной конкуренции. Например, в ноябре 2001 года, сразу после террористической атаки 11 сентября, он произнес в Вашингтонском институте международной экономики следующую речь.

Все думают о том, говорил Гринспен, как устроена современная экономика и как люди относятся друг к другу. Глобализация означает развитие отношений между людьми всего мира. За последние 50 лет почти исчезли препятствия для международного движения товаров и денег. Рынки увеличились, вместе с ними увеличилась конкуренция. И люди стали жить лучше, потому что деньги ушли от предприятий с отсталыми технологиями к предприятиям с технологиями самыми передовыми, производящим все более совершенные товары. Это перемещение денег происходит постоянно. И каждый раз те, от кого уходят деньги, расстраиваются. Недовольны целые страны, которые вдруг понимают, что их производство устарело. Они прибегают к протекционизму. В современных условиях главный метод этого протекционизма — громогласные сомнения в моральности капитализма и глобализации.

Что предлагают противники глобализации? Подавить свободу людей, чтобы государство исправило мнимую несправедливость рынка. Но история почему-то не дает примеров того, как несвободные люди жили богато. Развивающимся странам нужно не меньше, а больше глобализации. Потому что только свободная конкуренция дает возможность повысить уровень жизни и постепенно цивилизовать деловые отношения — под влиянием требований покупателей. Кстати, если не будет вмешательства государства в конкуренцию, не будет и финансовых кризисов. Потому что они вызваны займами государства и устанавливаемым им курсом валюты.

Впрочем, критики Гринспена указывали, что на самом деле за те годы, когда он руководил ФРС, в Америке и была создана экономика, построенная только на займах, прежде всего на займах государства. Как подчеркивал американский исследователь Равви Батра, "Гринспен часто говорил, что он является образцом борца за свободу предпринимательства. На самом деле он образец борца за свободу долга. Его экономико-политическая мантра с 1987 года звучала так: "Всегда, когда возникают экономические проблемы, делайте новые долги". Он поступал так после краха фондовой биржи 1987 года, после мексиканского кризиса, после азиатского кризиса, русского дефолта, во время краха фондового рынка США в 2000-2002 годах. Его мантра привела к превращению ФРС в насос, накачивающий деньги в экономику, и снижению процентной ставки 12 раз подряд в 2001 и 2002 годах. Его отношение к налоговой политике было примерно таким же. Какая странная ирония судьбы! Ученик Айн Рэнд, которая презирала и ненавидела любой бюджетный дефицит и госдолг, создал самый большой дефицит и долг в истории США — и все под флагом борьбы за всеобщее процветание".

Как бы то ни было, глобальный кризис, описанный Рэнд при помощи Гринспена 50 лет назад, все-таки произошел и стал итогом многолетней деятельности Гринспена по руководству американской экономикой. Как и в книге, сложилось впечатление, что мы живем во времена, когда все уповают на беспричинное и незаработанное. И для спасения рухнувшей финансовой системы власти США и других индустриальных стран прибегли к методам социализма, который так ненавидела Айн Рэнд.

*Алан Гринспен. Эпоха потрясений. Проблемы и перспективы мировой финансовой системы. М.: Альпина бизнес букс, 2008.

Сергей Минаев

 

Из любви к Атланту
Роман "Атлант расправил плечи" ("Atlas Shrugged"), написанный эмигранткой из России Айн Рэнд (урожденная Алиса Розенбаум) в 1950-х годах, пока не очень хорошо известен в нашей стране. В США он стабильно входит в число бестселлеров и считается классикой американской литературы XX века.

Роман был впервые опубликован в США в 1957 году. Книга, работа над которой продолжалась 12 лет, стала главным произведением писательницы и заложила основы разработанной ею философии объективизма. Жизненное кредо Рэнд выражено в самой известной фразе произведения: "Клянусь своей жизнью и любовью к ней, что никогда не буду жить ради другого человека и никогда не попрошу и не заставлю другого человека жить ради меня".

Объем в 645 тыс. слов делает эту книгу одним из самых длинных художественных произведений, написанных на английском языке. Первый тираж романа составил 100 тыс. экземпляров, всего по состоянию на 2007 год американскими издателями было продано 6,5 млн книг, и спрос продолжает расти. Если в 1980-х в среднем продавалось по 77,6 тыс. экземпляров книги в год, в 1990-х — по 95,2 тыс., то в 2007 году — уже 180 тыс. По данным Института Айн Рэнд, роман издавался на иврите, китайском, итальянском, польском, турецком, шведском, испанском, японском и немецком языках. Первое российское издание появилось в 1997 году.

С 1970-х годов предпринималось несколько попыток экранизации произведения, однако ни один проект не был доведен до конца. В 1992 году права на экранизацию за $1 млн приобрел предприниматель Джон Аглиалоро. В настоящее время идет работа над фильмом с бюджетом в $70 млн, одну из главных ролей в котором сыграет Анджелина Джоли.

В 1991 году по результатам исследования Библиотеки конгресса роман был признан "наиболее влиятельной книгой США после Библии". В 1998 году книга заняла первое место в рейтинге 100 лучших романов XX века, составленном издательством Random House на основе опроса читателей. Опрос агентства Zogby International, проведенный в ноябре 2008 года, показал, что роман прочли 8,1% взрослых американцев, причем 15% из них — люди с годовым доходом более $100 тыс. Среди почитателей романа — экс-президент США Рональд Рейган, экс-премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер, сенатор Хиллари Клинтон, актрисы Анджелина Джоли и Шарон Стоун. Среди российских поклонников — бывший советник президента России Андрей Илларионов. По его словам, есть эта книга и в личной библиотеке Владимира Путина.

Ольга Шкуренко

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100