На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

О ДОБРЕ И ЛЮБВИ. 15 ЛУЧШИХ ДЕТСКИХ КНИГ 2020 ГОДА

Лиза Биргер / ТАСС, 30.12.2020

О добре, о вере в лучшее будущее, о подвигах, о близости, о семье, о том, как открывать необычное в самых обычных явлениях, и прежде всего о любви — детские книги из года в год рассказывают нам об одном и том же, но в 2020 году их послания были нам особенно дороги и важны.

1. Беатриче Алеманья "Супер обычный день"
Перевод с французского Ирины Балахоновой
М.: Самокат

Долгожданное явление на русском языке удивительной художницы детской книги. Пять лет, пока эта книга ждала перевода на русский, она собирала международные призы: золотую медаль Ассоциации иллюстраторов в Нью-Йорке, книжную премию Ассоциации английского языка, Гран-при за лучшую иллюстрированную книгу во Франции. Это история мальчика, который приезжает на дачу с мамой и скучает, уткнувшись в приставку, пока мама не выгоняет его на улицу гулять. Но, как всякая великая детская книжка, она обещает герою — и читателю немножко заодно — полное радостное преображение на нескольких страницах со скупым текстом и щедрым цветом. Секрет этих иллюстраций не в красоте, не в правдоподобии, а в наполняющем страницы книги сиянии, в том, как точно передается через этот свет ощущение чуда, прорывающегося через монотонность самого обычного дня.

2. Анна Старобинец "Зверские сказки"
Художник Мария Муравски

М.: Абрикобукс

Анна Старобинец — писательница удивительной техники, настолько продуманы все ее миры и увлекательны детали. Ее книга "Зверские сказки" — приквел к серии "Зверский детектив" — предания и легенды, которые рассказывают своим детям обитатели Дальнего леса и окрестностей. Впрочем, сами вечерние разговоры родителей с детьми бывают важнее сказок. Это время, когда мы отвечаем детям на тревожащие их вопросы, на их страхи и волнения. И "Зверские сказки" оказываются не просто книгой хорошо придуманных историй, но буквально путеводителем по разговорам с детьми. В этом, последнем, качестве она совершенно незаменима.

3. Мириам Даман, Николя Дигард "Тайна Волка"
Иллюстрации Джулии Сарды

Перевод с английского Нины Фрейман
СПб.: Поляндрия

Все народы мира устроены по-разному, а сказки у них более-менее похожи. И все равно кажется, что создатели этой британской книжки не чужды поклонению Афанасьеву в трактовке Васнецова. Избушка на опушке, серый волк, сосны и березы, дивные царь-птицы на горных вершинах, густой темный мифологический лес — и светлая история дружбы посреди него. Можно прочитать сказку о Волке, полюбившем молодую женщину, но не умеющем найти язык, чтобы с ней объясниться, и как историю романа России и Европы. Но в любом случае еще долго после того, как сама история прочитана, можно разглядывать детали лесного быта, так тщательно прорисованные художницей: ковры, чашки, расписные комоды, расшитые цветами ткани, гимн красоте человеческого устройства, торжествующей даже в темном лесу.

4. Андре Родригес, Ларисса Рибейру и др. "Выборы зверей"
Перевод с португальского Ирины Новиковой
М.: Самокат

Очень смешная и немного утопичная бразильская книжка рассказывает историю создания демократии в отдельно взятом лесу. Все началось с того, что Лев отвел всю воду из реки, чтобы устроить бассейн. Другим зверям это не понравилось, и они потребовали вернуть воду, а когда не получили воду, то решили сменить царя. Выбирать приходится из Льва, Кобры, Ленивца и Макаки, кандидаты готовят избирательную программу и проводят дебаты, правила рождаются из искренней веры в справедливость: голосование тайное, кандидатом может стать любой, каждый голосует только один раз, запрещено раздавать подарки избирателям и съедать других кандидатов. Авторы рассказывают, что для написания этой книги несколько раз встречались с детьми и разыгрывали с ними сюжет. В итоге победителем стал тот, кто больше всех прислушивался к нуждам других зверей и сумеет править, думая не только за себя, но и за того парня. Не понравился результат? Все можно переиграть следующей весной.

5. Януш Корчак "Лето в Михалувке. Лето в Вильгельмувке"
С рисунками Каси Денисевич

Перевод с польского Кинги Сенкевич, Виктории Федоровой
М.: Самокат

Два лета, описанных в этой книге, случились более 110 лет назад — за тридцать с лишним лет до того, как автор этой книги отправится в газовую камеру с детьми из еврейского детского дома. В первое десятилетие прошлого века Януш Корчак работал в детских приютах и воспитателем в детских летних лагерях. Именно там, наблюдая за своими подопечными, он вывел правила счастливой детской жизни: свобода, уважение, самоуправление. Дети сами судили себя за проступки, сами прощали, сами учились строить свой летний дом вместе. Именно об этом сегодня и читаешь в этих лаконичных записках — о возможности справедливого устройства на земле, даже если мы знаем, чем это все неизбежно закончится.

6. Лада Бакал "Горы мира. История восхождений и открытий"
Художник Татьяна Уклейко
М.: Пешком в историю

Увлеченность — ключ к чтению этой книги. По-настоящему любопытного будущего альпиниста одинаково должно интересовать, как сходить в высокогорье в туалет и сортировать мусор и драма покорения Эвереста и других гор-восьмитысячников — что нас, собственно, тянет вверх? Как всякий идеальный нон-фикшен, книга Лады Бакал моментально оказывается намного больше себя самой. Это книга о географии и об истории, о судьбах женщин и о покорении Кавказа, об одержимости и о мечте, о подвиге и о трагедии, и чувствуется, что на каждом развороте автору столько надо рассказать. И художница Татьяна Уклейко как будто соглашается с необходимостью уступить главную роль в тексте, ее иллюстрации похожи на рисунки к путевым дневникам: реалистичные, будто писанные с натуры, и при этом вежливо придерживающиеся полей.

7. Анастасия Строкина "Девятая жизнь кота Нельсона"
Художники Анна и Варвара Кендель
М.: Росмэн

Анастасия Строкина — довольно новое имя в детской литературе. Ее дебютная повесть "Кит плывет на север" в 2015 году заняла второе место на конкурсе "Книгуру", а уже сегодня она может считаться одной из самых ярких русских сказочниц и талантливых переводчиц, не боящихся ни Одена, ни заново переводить Андерсена (ее перевод "Дюймовочки" вышел в издательстве "Абрикобукс" в 2019 году). Наверное, главное качество Анастасии Строкиной — смелость, сильный собственный голос. История о том, как мальчик целый день носил дворового кота по Петербургу, а тот ему песни сочинял, кажется простой только на первый взгляд. На деле же это точная и пронзительная история утраты, причем даже Петербург, утопающий в небесной глазури, кажется здесь потерянной, из прошлого, лучшей версией себя.

8. Евгения Двоскина "А Саша выйдет? Советское детство в историях и картинках"
СПб., М.: Речь

В своих историях с картинками Евгения Двоскина, кажется, изобрела идеальный способ разговора о советском детстве — это не ностальгические воздыхания, а собрание анекдотов с картинками: уличные хоккейные битвы, ритуалы выбивания ковра на снегу и примерзания языком к морозной ручке двери, дворовые игры, коричневые колготы, банки от всех болезней. Книга ее нарисована так весело и цельно, что как будто переносит читателя в затерянный городской квартал, где все еще дышат над картошкой, где ты едешь, укутанная в шубу и платок, на санках по сугробам в садик, клеят на стены ванной комнаты переводные картинки, гладят галстук по утрам, топают по лужам и долго говорят ночью о сокровенном по телефону. Наверное, оттого, что художница так часто изображает сокровенное, унылое, неяркое — перебирание гречки или "утреннее досыпание в ванной", например, — ее сюжеты и кажутся такими родными: вот именно это, скучное, с нами и было, именно оно безвозвратно утеряно.

9. Анна Красильщик "Давай поедем в Уналашку"
C рисунками Каси Денисевич
М.: Белая ворона

Дебютная детская повесть Анны Красильщик "Три четверти" рассказывала о детстве и взрослении в 1990-х, а действие ее новой книги, "Давай поедем в Уналашку", происходит уже в наше время. Их объединяют не только дивные и туманные, словно ожившие грезы, рисунки Каси Денисевич. У Анны Красильщик всегда есть самостоятельный сюжет, не привязанный к приметам времени. Современность у нее проходит фоном, и главная цель этих временных примет — создать что-то узнаваемое, знакомое. Ведь сами герои у нее всегда особенные, по-настоящему независимые, и все потому, что им очень повезло с семьей. Так девочка Килька в "Трех четвертях" росла, не зная ни пионерского галстука, ни балета, ни какие там еще скрепы бывают у советских людей — и именно это помогло ей в итоге найти себя. А мальчик Марк (дома его нежно зовут Морковкин) в "Уналашке" отправился в школу только в третий класс, потому что мама с бабушкой считали, что ему стоит чуть дольше побыть свободным, и так начинается история его личных поисков. Обаяние героев этой книги именно в том, что они свободны, и это и приводит к неожиданным поворотам и удивительным открытиям просто потому, что такой герой, каким бы он ни был маленьким, способен творить собственную судьбу.

10. Дейвид Элисон Мэтьюс, Макмаон Сэра-Мари "Убийственный стиль: Как мода калечила, уродовала и убивала людей на протяжении веков"
Перевод с английского Софьи Абашевой
М.: Белая ворона

В XVIII веке в некачественную шерсть для шляп добавляли ртуть — носившие эти шляпы сходили с ума, так что Безумный Шляпник, возможно, встречался самому Кэрроллу далеко не в Зазеркалье. В XIX веке целлулоидные расчески и гребни воспламенялись так легко, что унесли жизни многих модниц. В ХХ веке девушки травились красками для волос и для бровей, которые и по сегодняшний день стоило бы проверять на аллергическую реакцию. И по сей день нас могут удушить шарфы, отравить свинцовые краски, а наши модные состаренные джинсы могли стоить кому-то жизни. Книга "Убийственный стиль" увлекательно рассказывает о вещах по-настоящему серьезных: если до нашего времени платья с мышьяком случались и по незнанию, то уж сегодня точно мода убивает только бедняков, тех, кто мешает наши краски и стирает наши джинсы. Так что книга на самом деле не только развлекающая, и это соседство веселых фактов с реальной социальной катастрофой впечатляет и даже отрезвляет.

11. Ася Петрова "Кто что скажет — все равно"
Художник Алиса Юфа
М.: Росмэн

Новый сборник Аси Петровой вышел после довольно долгого перерыва, и радостно увидеть, что писательница не растеряла главной своей сверхспособности — строить мосты между взрослыми и детьми. В ее рассказах герой-подросток пытается разгадать взрослый мир: смешно ли пукать, почему учителя смущаются, когда дети на уроках просятся в туалет, за что он заслужил ненависть учительницы литературы Марины Станиславовны и почему нельзя выкладывать глупые шутки в Instagram и задавать взрослым вопросы, от которых они расстраиваются. Внешняя легкость сюжетов никого не должна обмануть — за ней на самом деле скрывается настоящий учебник жизни. И, как всегда у Аси Петровой, он одинаково полезен детям и их родителям: первые учатся понимать, чего от них хотят взрослые, вторые — понимать, почему детям так сложно дается эта взрослая социальная жизнь.

12. Алексей Олейников, Тимофей Яржомбек "Соня-9"
М.: Белая ворона

"Соня из 7 "Буээ" — результат совместной работы учителя литературы Алексея Олейникова и одного из лучших отечественных художников Тимофея Яржомбека — несомненно, стала одной из главных книг десятилетия. Рэп-хит в комиксах или комикс в рэпе, он не только рассказывал, как устроена жизнь подростка, но и проникал во внутренний мир героев: томительные школьные уроки становились отправной точкой для полета фантазии, для мыслей о действительно важном.

В новом комиксе Соня повзрослела, перед ней маячит ОГЭ и реальная угроза того, что, не сдав его, она вылетит из девятого класса в "беспросвет". Но еще важнее, что "беспросвет" уже внутри нее, она теряется в подростковом сложном мире и еще больше в необходимости как-то подладить себя под мир взрослых. Четкий ритм стиха отбивает течение времени, и кажется, что на страницах "Сони-9" время запечатлено с наибольшей точностью: то, что мы переживаем в классе, в чате, в телевизоре, находит свой ритм и соответствие во внутренней жизни.

13. Анне Провост "Падение"
Перевод с нидерландского Ирины Лейченко
М.: Самокат

Роман бельгийской писательницы Анне Провост вышел в 1994 году, сегодня это подростковый бестселлер из школьной программы Бельгии и Нидерландов. В Европе книга переиздается ежегодно и год от года, увы, становится все ближе и актуальнее. Действие происходит в маленьком городе, где еще не забыли шрамы Второй мировой войны. Главный герой, Лукас, приезжает на лето в провинцию, на родину матери, где его завлекают обаятельные юные неонацисты, которые хотят с "коктейлями Молотова" в руках "навести порядок" c приезжими. В книжке есть и драматическая история собственного семейства, в которой тоже имеются постыдные страницы. Это история уязвимости прежде всего людей перед идеями. Она также о том, как трудно подросткам понимать и находить себя и как легко потеряться на пути. Писательница совершенно не щадит читателя, ее небольшая книга построена как удар — словно только тот, кого сшибают с ног, может по-настоящему протрезветь. Очень жаль, что за прошедшие 25 лет роман оказался пророчеством, но не лекарством.

14. Гвидо Згардоли "Остров немого"
Перевод с итальянского Александры Строкиной
М.: КомпасГид

Выдающийся роман для старших школьников, в котором через историю одного норвежского маяка на одиноком острове и судьбы его смотрителей рассказана история последних двух столетий. Или наоборот — два последних столетия, судьбы потомков одного не слишком удачливого моряка проливают свет на стоящий одиноко маяк. Его история началась в ночь на 12 июля 1812 года, когда в молодого моряка-рулевого Арне Бьёрнебу попали британские снаряды. Он выжил, но потерял слух, обжег лицо и, увидев, что с ним сталось, перестал говорить. Судьба Арне меняется, когда его назначают смотрителем маяка, одиноко стоящего на острове неподалеку от норвежского города Арендал. Там Арне начинает свой род, а уж дети и потомки его, каждый по-своему, повлияют на надвигающуюся Историю. Мир в романе Гвидо Згардоли кажется перепридуман заново в мельчайших деталях, но на самом деле это просто хорошо устроенная семейная сага, где есть и уют родного очага, и память предков, и напоминание, что жизнь обретает смысл, когда можно встроить ее в нечто большее.

15. Ян Терлау "Зима во время войны"
Перевод с нидерландского Ирины Михайловой
М.: КомпасГид

Книга "Зима во время войны" впервые вышла в Нидерландах в 1972 году. Ее автор к этому времени уже был известен в стране как ученый со степенью в ядерной физике и начинающий политик — как раз в 1971 году он вошел в леволиберальную партию "Демократы 66", которую в 1973 году возглавит на девять лет. Его книга — свидетельство Второй мировой войны и оккупации Нидерландов. Она во многом основана на биографическом опыте — отец Терлау был местным священником в небольшом приходе, и несколько раз его забирали нацисты, подозревая в связях с Сопротивлением. Героя романа "Зима во время войны" зовут Михиль, ему 16 лет, отец его — бургомистр, а бойцы Сопротивления — его друзья, и неизбежно, что и самому Михилю рано придется попасть в военную мясорубку. Терлау пишет о войне без скидок, без всякой романтики, и его книга — убедительное напоминание, что сражаться надо не на войне, а против самой войны.

 

 

 


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100