На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

«БОЛЬШАЯ КНИГА-2012»: ПРОГНОЗЫ ЭКСПЕРТОВ

Дарья Ганиева / Вести.Ru, 27.11.2012

"Большую книгу" откроют сегодня в Доме Пашкова. На традиционном торжественном вечере будет раскрыта главная интрига года: кто станет лауреатом самой крупной в России литературной премии. Предугадать имя победителя практически невозможно: в финале состязаются как романы, так и нехудожественные произведения.

Книга отца Тихона Шевкунова стала раскупаемой еще до объявления финалистов премии "Большая книга". "Наш "Гарри Поттер", говорит эксперт Александр Гаврилов, имея в виду миллионные тиражи сборника "Несвятые святые". Непридуманные рассказы, воспоминания, свидетельства того, какими удивительными путями люди приходят к Богу. Книга ушла далеко вперед на читательском голосовании и, как прогнозируют критики, окажется в тройке лучших.

"Просто это такие истории, которые я часто рассказывал и своим студентам, и на проповедях – то, что возможно было на проповедях, и монахам, братии. И мне многие говорили, что это следует записать. Что я покорно и сделал", — рассказывает ответственный секретарь Патриаршего совета по культуре архимандрит Тихон (Шевкунов).

Александр Гаврилов ставит на "Аксенова". Так называется записанная беседа о друге писателей Александра Кабакова и Евгения Попова.

"Когда уже нас выгнали из Союза писателей, мы приехали в Коктебель, а там был Дом творчества писателей. И там писатели на нас смотрели, как будто у нас была чума или парша на теле. Мы являлись туда утром, и Аксенов там занимаясь йогой, стоял на голове", — вспоминает писатель Евгений Попов.

Еще один вероятный лауреат, считает Гаврилов, — Даниил Гранин. 93-летний классик, чьим именем названа малая планета Солнечной системы, обладатель всевозможных наград и орденов, словно ведет диалог с собой 26-летним в романе "Мой лейтенант".

"Мне договориться с ним и понять его было трудно. У нас возникали споры, и он мне не нравился. Но я понимал, что я ему тоже не нравлюсь. Потому что я лишился той идеи жизни, которая у него была", — говорит писатель Даниил Гранин.

14 номинантов. На кону – самый внушительный в России призовой фонд. Даже оказаться в коротком списке – по-своему победа. Ни одна другая отечественная премия так не влияет на продаваемость книг, говорят эксперты. Номинанты на слуху почти полгода – столько времени проходит с объявления финалистов.

Рецензии, статьи, критика, как следствие – книги раскупают. Так, например, дебют сибирского журналиста Александра Григоренко – роман "Мэбэт" в духе таежных мифов — буквально смели на Красноярской книжной ярмарке.

"Если год назад имя Александр Григоренко никому ничего не говорило, то сейчас, если набрать "Мэбэт" или Григоренко в Интернете, то появится огромное количество рецензий", — отмечает Роза Зарипова, представитель московского издательства.

Неплохие шансы, как считают критики, у Марины Степновой, которую назвали "второй Улицкой". Прозаик, переводчик с румынского, — в финале с семейной сагой "Женщины Лазаря". Владимир Маканин может получить уже вторую "Большую книгу". Лауреат 2007 года в этот раз представляет "Две сестры и Кандинский" — роман о 90-х. Еще один номинант – Андрей Дмитриев — за роман "Крестьянин и тинейджер" в этом году уже наградили литературной премией "Ясная Поляна". В финале и психологический детектив Лены Элтанг "Другие барабаны", и роман Сергея Носова "Франсуаза, или Путь к леднику".

Это женское имя главный герой дает своей болезни. Вот и "Медведки" в романе Марины Галиной – не насекомые, которые мешают садоводам, а, скорее, метафора тайной угрозы, нависшей над современным "человеком в футляре".

"Поскольку я питаю некий оптимизм, мне показалось, что под конец романа как-то он этот футляр пробивает и выходит в большую жизнь. Вот как куколка пробивает кокон и становится бабочкой, то вот примерно это и происходит с моим героем", — рассказывает писатель Марина Галина.

Роман "Учитель цинизма" Владимир Губайловский писал 25 лет. Закончил в прошлом году. Вспоминая о юности, писатель выступает в защиту "здорового цинизма".

"Всякая высокая, сложная культура, она нуждается в встряхивании и переоценке ценностей. И киники – они всегда были. Их очень мало, не надо думать, что это такое приятное занятие, потому что культура этого не любит. Но, тем не менее, это те, кто приходит и говорит: ребят, а че это вы все тут делаете?" – объясняет писатель Владимир Губайловский.

Захар Прилепин – того же мнения. Герои его "Черной обезьяны" — жестокие подростки, как говорит автор: "Выгоревшая душа современного человека".

"Это защитная реакция человека, который понимает, как должно быть, и как ему стоит поступать, и как ему стоит себя вести, но сил у него для этого душевных не хватает. И тут начинается тот самый цинизм, который, как нам кажется, нас поднимает высоко", — говорит Захар Прилепин.

С Захаром Прилепиным критики сравнивают другого лауреата – Андрея Рубанова. У обоих за плечами серьезный жизненный опыт. Если у Прилепина это две чеченские войны, у Рубанова – тюрьма. Именно там 14 лет назад он начал описывать "Стыдные подвиги".

А вот петербургский писатель Валерий Попов в своем романе "Плясать досмерти" выразил свою боль от утраты любимой дочери. Сравнивать такие непохожие произведения жюри будет непросто.

"В прошлые годы как-то получалось, что становилось понятно, в чем эти люди состязаются. Или в чем Литературная академия видит основное направление. В этом году тенденции нет никакой, есть прекрасная многоцветная русская литература, в которой состязаются бегуны с прыгунами", — считает критик Александр Гаврилов, член Литературной академии премии "Большая книга".

Список финалистов, по словам Александра Гаврилова, отражает состояние умов экспертов, которые его составили. Состояние русской литературы – самой разнообразной, и, как правило, некоммерческой. Тем ценнее для писателей быть отмеченными жюри премии. Ведь это возможность выйти к широкому читателю.


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100