На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

АНДРЕЙ ВОЛОС: «МОЙ РОМАН – НЕ АНТИУТОПИЯ!»

Андрей Волос – один из финалистов «Большой книги» - попал в премиальный «шорт-лист» с романом «Аниматор», который критики определяют это произведение как «сочетание реализма и фантастики, психологической прозы и антиутопии». Герой романа Бармин работает аниматором. Аниматоры проникают в души умерших и создают их эквиваленты (аnima означает «душа»), возжигая пламя в особых колбах, то есть их работа в чем-то сродни писательскому труду...

- Андрей, с чем связано обращение к антиутопическому и фантастическому жанру? Как возник сюжет романа?

- Сюжет возник, как возникают все сюжеты – то есть совершенно непонятно, как именно. Идея долго существовала сама по себе, я пытался ее как-то эксплуатировать, но ничего толком не выходило. А с годами она все-таки обросла кое-каким «мясом», в результате чего, на мой взгляд, ушла на второй план. Да и вообще я мог избавиться от этой идеи, в которой многими усматривается нечто такое, что в их понимании переводит весь роман в разряд антиутопий. Я мог бы, например, и впрямь сделать Бармина писателем, тем более что, действительно, фигура аниматора – это метафора фигуры писателя, и когда я писал про аниматора, мне не приходилось ничего выдумывать про его тяготы и нужды, про обязательства и условия успешности его деятельности. Но все-таки в романе выведена фигура аниматора, а не писателя, и я точно знаю, зачем я использовал этот фантастический элемент. Я довольно всеяден и с большим или меньшим удовольствием читаю всякую фантастику – да хоть бы даже и Роджера Желязны.

- А сейчас что вы читаете?

- Проще сказать, что я не читаю. И прежде – в детстве, юности и молодости, – и сейчас я читаю все подряд – буквально: что под руку попадется. Не считая, разумеется, того, что читаю планомерно, что требуется для работы или для утоления какого-нибудь конкретного интереса. Есть у меня несколько настольных книг – «История западной философии» Рассела, «Капитанская дочка». Еще БСЭ является настольным изданием, хоть и размещается на полках. Впрочем, состав корпуса настольных книг подвержен эволюции и меняется с годами.

- Вернемся к фантастике...

- Наиболее интересные явления в этой области литературы все-таки те, в которых писатель не погружает читателя в неведомый мир, живущий по своим (часто непонятным) законам, а оставляет его при своей пижаме, кружке с чаем, чаркой чачи, то есть в пределах привычного мира, в который привнесен всего один элемент небывалого. Я преклоняюсь перед великими мастерами такого рода литературы (язык не поворачивается назвать ее «фантастикой») –Уэллсом, Александром Беляевым, отчасти братьями Стругацкими, Брэдбери, Лемом... Ну и впрямь, что такого уж фантастичного в том, что человек решает произвести запасы того, без чего невозможна его (как и других людей) жизнь, – воздуха? Имея в виду затем продавать его втридорога, если появится спрос? По нашим временам – здравая коммерческая идея, не более того. Ну, быть может, слишком масштабная на взгляд рядового гражданина... А что фантастичного в нашествии марсиан? Чем оно отличается от нежданной эпидемии птичьего гриппа? Только формой, пожалуй. Но при этом элементы фантастичного в литературе очень важны в силу их особого читательского восприятия. Читатель вздрогнет только в том случае, если ему объявят о нашествии инопланетян. Птичий грипп не вызовет подобного интереса, потому что он не приводит к возможности взглянуть на вещи иным, несколько более свежим взглядом. В общем, из комбинации слов «сочетание реализма и фантастики, психологической прозы и антиутопии» я бы антиутопию выкинул вовсе (что утопичного или антиутопичного в романе «Аниматор»? – ничего, описана современная московская и российская жизнь), а «фантастику» переправил бы на «элементы фантастики» – и тогда со всей душой готов под этим подписаться.

- Что значат для вас литературные премии?

- Во-первых, они являются одной из форм подтверждения моего существования как писателя (без таких подтверждений писателю жить трудно, он впадает в тоску и тревогу, начинает сомневаться в реальности собственного существования). Премии дают кое-какой материальный прибыток (бывают, впрочем, и безденежные премии). Это из положительных явлений. Про отрицательные говорить не стану.

- Оказавшись в «национальной сборной России по литературе», с каким спортсменом сравнили бы себя как прозаика (бокс, штанга, слалом и т.д.)?

- Писатель должен попадать в точку и не терять дыхания на длинных дистанциях. Стало быть, более всего это похоже на биатлон.

Беседовала Ольга РЫЧКОВА


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100