На главную страницу Написать нам

Новости премии
СМИ о премии

Литературные новости
Публикации

ОЛЬГА СЛАВНИКОВА: «СПИСОК ФИНАЛИСТОВ – ЭТО ОЛИМПИЙСКАЯ СБОРНАЯ»

Ольга Славникова - известный прозаик и координатор молодежной премии «Дебют» - представила на конкурс «Большая книга» роман «2017», с которым и вошла в финал. Это роман о любви, однако его название сразу ассоциируется с оруэлловским «1984», «сбивая» читателя на антиутопию.

– Ольга, такой «сбой» сделан вами сознательно? Правда, для антиутопического жанра промежуток между днем сегодняшним и описанными в книге событиями совсем невелик – 10 с небольшим лет ...

- Один критик написал, что на заголовки такого типа пора наложить издательское табу и вообще, хватит эксплуатировать находку Оруэлла. Но есть разница между заголовками «1984» и «2017». В первом случае автор поменял местами цифры, исходя из года написания (1948), что стало для него некой личной меткой. Во втором случае другой автор имел в виду грохот исторической рифмы с 1917-м, который уже многим слышен. От мысли, что 2017-й год наступит, вдруг пробрало морозом. Но моя книга – не антиутопия. Антиутопия всегда про других, будущих. А «2017» про нас, потому что почти все мы до заявленной даты доживем. И вот это сделано сознательно. Среди героев книги есть совершенно конкретные люди, которым сейчас по сорок с небольшим, а в 2017-м будет за пятьдесят. И я хочу, чтобы мои читатели тоже почувствовали себя героями романа, жителями 2017-го года. Промежуток времени между сегодняшним днем и «2017» действительно небольшой, рискованно краткий для футуристического сюжета. Но именно риск придал всей затее остроту, а расстояние во времени оказалось таким, как надо. Переход в будущее на десять с лишним лет создало «даль свободную романа», а историческая рифма обеспечила хорошую акустику.

- Какую роль, по-вашему, играют для писателя литературные премии?

- Премии – единственный на сегодня способ внести событийность в бессобытийное бытие литературы. Книга сама по себе, хоть будь она шедевр, событием не становится: воздух времени не передает этих сложных вибраций. А премиальный сюжет дает писателю редкую возможность почувствовать себя участником жизни. Помечтать о славе, о деньгах. Поревновать. Позавидовать. Побыть в мире страстей, которые в нем и вокруг него. Литературные премии принято ругать – но представим себе, что все они разом исчезли. И останутся единственными критериями книжные продажи. Кто будет тогда великими писателями земли русской?

- Трудно ли совмещать серьёзную прозу с литературой-»работой»: имею в виду прежде всего премию «Дебют»?

- Вообще-то почти невозможно. В сутках двадцать четыре часа. Не знаю, как другая работа, а «Дебют» тотален: требует себе все. И серьезная проза тоже, в идеале, берет всего человека. Выхода из ситуации нет, но есть ряд приемов, которые позволяют мне из одной жизни выкраивать две. Например, я делю сутки на две жилые зоны: утро – прозе, потом сплю полчаса, потом принимаюсь за дела «Дебюта». Читаю рукописи потоком, но никогда не читаю в метро. Никогда не бездельничаю просто так, но только с удовольствием. А вообще я физически ощущаю, что мой мозг состоит из двух полушарий: одно «прозаическое», другое «дебютовское».

- Герой одного из ахматовских стихотворений считал, что «быть поэтом женщине нелепость». А прозаиком?

- Ахматова, насколько мне известно, не была феминисткой, скорее наоборот. Многих выдающихся женщин унижает общий биологический знаменатель с блондинками, домохозяйками и иными банальными представительницами своего пола. Распространенная стратегия – отрицать присутствие женщин, к примеру, в поэзии, позиционируя это искусство как мужское. Но это и есть выполнение самой женской из всех женских задач: быть единственной. То есть женщиной в квадрате, женщиной-люкс. На самом деле, глупость все это. Женщине быть поэтом или прозаиком, конечно, трудно по причинам житейским – см. последнее послание президента Путина Федеральному собранию. Еще важнее житейских причины культурные: читатель ждет рифмы «розы» (то есть, в переводе на современный формат, непечатной лексики) и чего-нибудь гламурного с грязцой. Но как хорошо, что меня года два как не спрашивают журналисты, что я думаю о так называемой «женской прозе»! Значит, есть положительная динамика. И скоро быть прозаиком станет для женщины так же естественно, как быть таксистом или космонавтом.

- Организаторы «Большой книги» назвали список финалистов «Национальной сборной России по литературе». Участвуя в конкурсах, вы испытываете спортивный азарт?

- Строго говоря, писатель в литературных конкурсах не участвует. Его сперва выдвигают, потом перемещают выше или откладывают, как предмет, в сторону. Писатель участвует в страстях, закачивает свою энергию в общий сюжет, иногда по неосторожности позволяет себя почти обесточить. Но это не спортивные процессы. Спортивный азарт я испытываю, когда прохожу дистанцию от замысла до результата. Литература действительно похожа на спорт: требует от участников силы, упорства, воли к победе. А список финалистов «БК» напоминает мне скорее олимпийскую сборную. Максим Кантор – штанга; Алексей Иванов – гребля на байдарках и каноэ (слалом); Михаил Шишкин – прыжки на батуте; Дмитрий Быков – многоборье; Юрий Волков – борьба греко-римская; Анатолий Королев – настольный теннис; Ольга Славникова – прыжки в воду... Ну, и так далее. Это я к тому, что выбрать лучших из разных будет очень трудно.

Беседовала Ольга РЫЧКОВА

Ольга СЛАВНИКОВА: Биография


   
 
 

© «Центр поддержки отечественной словесности»

Rambler's Top100 Rambler's Top100